Если кота кормить бесконтрольно, то он становится жирным и ленивым

У многих народов принято называть банкиров "жирными котами". Жирный кот ленив, малоподвижен, мышей не ловит, а если и двигается, то только в направлении от теплой лежанки к миске с едой и обратно. Чтобы кот стал жирным, его надо постоянно баловать вкусненьким. Если жирный кот обнаруживает, что в миске пусто, то он начинает истошно орать (видимо о том, что зря потратил силы на передвижение к миске). Проще дать, чем отказать любимому животному. Поэтому, чтобы кот не орал попусту, нарушая домашний покой, добрая хозяйка всегда держит миску полной. В результате кот становится еще более жирным, ленивым и капризным.
По сути дела глобальная финансовая система функционирует по тому же принципу. Поэтому стоит ли винить банкиров? Это умные люди, которые эффективно используют в своих интересах возможности существующей финансовой системы, основные принципы построения которой общество молчаливо одобряет и пытается растиражировать на все страны и народы в рамках комплексной программы мировой глобализации. При этом любые попытки ограничить свободное волеизъявление банкиров по поводу кому дать, а кому не дать и под какой процент всегда будут восприниматься ими в штыки. Поскольку в этом случае миска окажется полупустой и придется заняться суетливой работой по ловле мышей, вместо того, чтобы, от пуза отведав готового "Китеката", спокойно греться на батарее. Что и подтвердила крайне негативная реакция банкиров на недавнее заявление В.В. Путина, в котором тот призвал ограничить ссудный процент по кредитам, выдаваемым из средств господержки банкам, "всего" 16ю процентами. Дескать, не дело премьера называть ставки и объемы кредитования для банков. Хочет ограничить нашу свободу!
Применительно к России указанное выше свободное волеизъявление (кому дать и под какой процент) является основным и непреодолимым препятствием для решения задачи кредитования реального сектора экономики и ипотечного кредитования населения под посильный им ссудный процент. Если хотя бы частично "поступиться принципами" указанной свободы волеизъявления банковской системы в целом, то эта задача могла бы быть решена в достаточно сжатые сроки.
При существующих правилах игры банки просто не могут кредитовать реальный сектор в необходимых последнему объемах. В настоящее время Центральный банк дает им деньги под достаточно высокий процент. Чтобы покрыть свои затраты и получить желаемую рентабельность, включая высокую в условиях кризиса рисковую составляющую, коммерческие банки вынуждены предлагать кредиты под очень высокую процентную ставку, непосильную ни для предприятий, ни для населения. В принципе, она могла бы быть снижена, но банкам невыгодно это делать, поскольку спекулятивные операции выгоднее. И здесь никакие словесные увещевания не помогут. Кто же в здравом уме и трезвой памяти согласится получить малую прибыль, если можно получить большую? Этот закон рынка действует безупречно.
Но сказанное верно только в условиях неограниченной индивидуальной свободы принятия решений. Если свободу всей банковской системы (Центробанка и коммерческих банков) чуть-чуть ограничить, то все может быть иначе и решение указанных выше задач существует.
Механизм таков. Предприятие выставляет конкретному коммерческому банку заявку на получение кредита. Одновременно заявка в электронном, структурированном для автоматизированной обработки данных, виде отправляется в компьютерную систему Центробанка. Компьютерная система Центробанка автоматически проверяет обоснованность заявки. Технически это вполне возможно, поскольку уже давно существуют хорошо апробированные методики анализа кредитоспособности заемщика и поддерживающие их компьютерные программы, которые успешно используются в практике работы большого числа банков.
Если автоматизированный контроль пройден, коммерческому банку, к которому обратился потенциальный заемщик, открывается кредитная линия под обеспечение данного кредита, предусматривающая нулевой или предельно малый процент.
Коммерческий банк более детально рассматривает заявку потенциального заемщика и, при принятии положительного решения, выдает займ под процент, не превышающий законодательно установленного предела. При этом и банк, и заемщик независимо передают в компьютерную систему Центробанка сообщение о том, что кредит выдан и получен.
Если коммерческий банк многократно отказывает в предоставлении такого рода кредитов, то у него может быть отозвана лицензия. Такой контроль вполне возможен, поскольку в данном случае компьютерная система Центробанка фиксирует все запросы и может отслеживать все случаи, когда автоматический анализатор Центробанка говорит о том, что кредит можно предоставить, а банк его не предоставляет. Такой механизм будет действовать намного эффективнее, чем нынешний, когда деньги банкам выдаются без целевого назначения и потому направляются ими, главным образом, на спекулятивные операции.
Автоматический контроль за использованием каждой конкретной суммы лучше любых словесных увещеваний по целевому использованию безадресно выделенных средств. В результате кредиты под малый процент пойдут строго по целевому назначению.
Очевидно, что в случае реализации такого рода механизма желающих получить дешевый кредит будет много. Есть определенные основания полагать, что это достаточно быстро оживит экономику и позволит эффективнее решать жилищные проблемы населению, что станет дополнительным мультипликатором экономического роста. Сократится объем спекулятивных операций на фондовом и валютном рынках, поскольку теперь банки смогут направить туда только собственные средства. Но банковской системе при этом придется работать больше и с меньшей рентабельностью. Однако, если коммерческий банк работает эффективно (ловит мышей), то он и на небольшом проценте при хорошем обороте будет получать прибыль. Если же он просто "ленивый, жирный кот", то пусть закроется и передаст активы и клиентов более крупным и эффективным банкам.
Пока остается только не вполне ясным ответ на любимый вопрос монетарных властей: какая при этом будет инфляция? Увеличение объема выданных кредитов будет работать на ее повышение, а общее снижение процентных ставок и уменьшение объемов спекуляций - на понижение. Как эти факторы сработают в комплексе точно оценить в рамках чисто умозрительной модели нельзя. Однако что важнее: инфляция или экономический рост и возможность эффективно решать социальные проблемы?
Таким образом, если лишь немного выйти за рамки глобально растиражированных принципов системно неограниченной свободы действий банковской системы, то неразрешимые в их рамках задачи вполне поддаются решению.
Кривое зеркало мировой экономики
8 марта каждый месяц или налог на мужчин...
Финансовые пирамиды как универсальный инструмент осуществления экономической власти
Глобальное казино мирового рынка
Нужны ли таможенные пошлины?