Как преодолеть современный промышленный кризис?

Современная система образования, которая сформировалась в эпоху научно-технической революции XX века, имеет одну любопытную особенность. Я сразу Вас предупреждаю, что именно из-за этой особенности Вам возможно сложно будет воспринять логику данной статьи. Хотя ничего особо сложного в ней нету.
Особенность системы образования заключается в том, что она плодит параноиков, которые натасканы на навязчивые идеи ускорения инноваций. То есть, мышление интеллектуальной прослойки общества по всему миру затачивается под несколько простых правил.
1) Инновации - это всегда хорошо.
2) Чем быстрее проходят темпы инноваций - тем лучше.
3) Если где-то в мире возникают проблемы - это означает недостаточные темпы инноваций.
4) Если инновации Вам вредят, или Вы подвергаете сомнению первые три пункта, то Ваше мнение несущественно.
Это было современно сто лет назад. Сейчас это мешает. И в этой статье я подробно объясню, почему.

Немного предыстории вопроса. Просто общеизвестные исторические факты, на всякий случай, вдруг кто не в курсе.
В начале XX века мир погрузился в эпоху чудовищных темпов инноваций. Эта гонка поддерживала сама себя, так как в Мире существовали пять независимых друг от друга технологических зон. Независимость - значит конкуренция. Это значит, что любой технологический прорыв одной зоны является ударом по всем остальным, способным захватить рынки сбыта конкурентов и обанкротить предприятия со старым технологическим укладом. И ответить на него можно только ещё более быстрыми инновациями. И так подстёгивается гонка инноваций.
Если бы Вы жили сто лет назад, то эта паранойя была бы современной и отвечала бы экономическим, индустриальным вызовам времени. Сейчас она является нелепым рудиментом. Который наоборот мешает решать системные экономические проблемы (или даже видеть их простое решение)
Сто лет назад технологические зоны были независимы друг от друга. СССР, Германия, Великобритания, США, Япония. Мир находился в состоянии неустойчивого равновесия. И гонка технологий не могла остановиться, пока ни осталась бы одна система разделения труда. А остальные четыре должны были быть разрушены или поглощены. Так и произошло. Германия, Япония и Великобритания потеряли свою независимость в плане разделения труда во Второй мировой войне. СССР продержался несколько дольше. Осталась одна глобальная зона разделения труда с центром в США.
Сейчас нет предпосылок безумной гонки инноваций. Хотя соответствующее безумие и культивируется (по привычке) академической системой в разных странах Мира, но оно не находит реального применения в реальной экономике.
А что же в реальной экономике?
О промышленном кризисе XXI века.
Теперь можно начать, собственно, постановку проблемы данной статьи.
В реальной экономике современного мира выявилась одна нерешённая проблема: не существует надёжных механизмов вовлечения инвестиций в реальный сектор. Я условно называю это "современным промышленным кризисом", когда инвестиции не направляются в реальную экономику, а вместо этого скапливаются в финансовом секторе. Это актуально для самых разных стран: для России, для Европы, для США...
И я утверждаю, что эта проблема является исключительно следствием того "слепого пятна", которое формирует у людей современное образование по всему миру. То есть, инновационная паранойя ставит инновации как самоцель, но не как средство решения экономических задач, к которому должно быть взвешенное и осторожное отношение.
Вы спросите, какая связь между инновационной паранойей, культивируемой системой образования и промышленно-инвестиционным кризисом?
Инновации - это дополнительные риски. А инвестиционная деятельность построена на оценке рисков и оценке прибыльности. Более того, уникальная особенность инновационных рисков заключается в том, что их невозможно оценить даже грубо. Все риски можно оценить: риски ДТП, риски ограблений, риски стихийных бедствий, риски болезней. Этим профессионально занимаются работники страховых компаний, есть такая должность "страховой актуарий". Эти люди применяют методы математики для оценки рисков страховых случаев и строят страховые программы.
Самые разные риски можно оценить, но не инновационные.
Каждая инновация имеет свой уникальный социально-экономический эффект, который невозможно спрогнозировать. Если Вы берёте овощерезку и изобретаете технологию супер-овощерезки, выпускаете её на рынок, то Вы можете обанкротить сотни предприятий, выпускающих старые овощерезки по всему миру, а можете обанкториться сами, так как всех вполне устраивает старая овощерезка.
И именно инновационный риск является камнем преткновения, который сводит на нет алгоритм инвестиционного планирования. Ломается алгоритм планирования - значит, ломаются и инвестиционные программы. А значит, ломаются механизмы инвестирования в реальный сектор. Вместо этого инвестиции идут в спекуляции акциями, валютами, сырьём. Там риски высокие, но их хотя бы как-то можно оценивать.
А теперь рассмотрим ещё одну метафору.
Представьте себе водителя, которого обучали в автошколе, и учили, что надо как можно сильнее давить на педаль газа. И чем сильнее ты давишь на газ, тем более успешный ты водитель. И вот Вам нужно объяснить такому водителю, что нажатие педали газа должно быть ограниченным, что управление автомобилем - это более сложный процесс, чем давление на педаль газа. И тогда Вы поймёте, что ощущаю я, когда пытаюсь убедить своих собеседников, что повышение темпов инноваций - не является самоцелью. Я периодически поднимаю эту дискуссию на Макспарке, и многие реально воспринимают это как страшную ересь и чуть ли не личное оскорбление. Я же мешаю им давить на педаль "инноваций". Такой уж я коварный человек, видимо...
Приходится терпеливо объяснять, что если Вы создали новую технологию, и она показывает преимущества в лабораторных условиях, то это не означает, что у неё будут преимущества в условиях реальной экономики. Инвестиции в технологии можно условно разделить на три составляющие.
1) Инвестиции в создание новой технологии.
2) Инвестиции во внедрение уже созданной технологии.
3) Инвестиции в рационализацию использования уже внедрённой технологии.
И только после этого технология раскроет полностью потенциал своей эффективности.
Возможно, Вы увидите предыдущий список из трёх пунктов и скажете: это же такая банальщина, это все знают, надо же просто взять три большие кучи денег и инвестировать в эти три пункта. Что тут ещё обсуждать?
Есть одна большая проблема. Это не просто три элемента инвестиций в технологии. Это три элемента, которые очень жёстко конфликтуют друг с другом. И инвестиции в один из них перечёркивают эффект от инвестиций в другие два.
И именно эта проблема разрывает всю структуру инвестиций в реальный сектор.
Когда Вы создаёте новую технологию, опасно инвестировать во внедрение уже созданных технологий. Так как они могут морально устареть и все инвестиции придётся делать заново.
По той же причине нет смысла проводить рационализации уже внедрённых технологий, когда Вы внедряете новые.
Рецепт решения проблемы. Ограничение темпов инноваций.
Ту проблему, которую я описал, тяжело осознать, если Вы - параноик повышения скорости инноваций. Но если Вы её осознали, то несложно делать выводы из неё и предложить решение проблемы.
Например, можно административными методами ввести ограничение на внедрение новой технологии на территории, например, России.
Берём современную технологию в той или иной области (которая уже создана) и объявляем, что 20-30 лет нельзя внедрять аналогичные технологии более мощные. За это время технология 10 лет внедряется, готовятся специалисты, способные ею квалифицированно пользоваться. А потом 10-20 лет эта же технология проходит рационализацию. Всё это время инвесторы могут не бояться рисков морального устаревания той технологии, в которую они вкладываются. Остальные инвестиционные риски, как я уже сказал выше, можно оценивать, и ими можно управлять. Значит, открывается возможность долгосрочно инвестировать в производство.
Источник
По прошествии этого периода рассматривается вопрос - стоит ли внедрять какую-то новую технологию. Оборудование амортизированное, его в любом случае придётся менять. И цикл повторяется.
При этом сценарии отсутствие инновационных рисков уже будет сильным преимуществом инвестиций на территорию России по сравнению с другими странами. Появятся финансово-экономические, а значит и политические предпосылки для того, чтобы вообще создавать экономику в России, и связывать с ней серьёзные долгосрочные планы (которые не сводятся к добыче энергоресурсов).
Подобная реформа - это глубокий пересмотр правил игры в экономике, промышленности, в инвестициях, в новой, более консервативной парадигме индустриального мышления людей и культуры. России сейчас проще всех этот пересмотр произвести, так как нам всё равно придётся страну строить заново. Другим странам, не испытывающим такой системный кризис как сейчас в России, будет значительно сложнее реализовать подобный сценарий. А значит, это преимущество будет продолжаться долго. Может быть, лет сто.
Пока Запад гордится своей экономикой, построенной на максимально быстрых инновациях, реальный эффект от этой модели - какие-нибудь очки виртуальной реальности, или чуть более мощные компьютеры.
Да, при ограничении скорости инноваций можно использовать самые современные технологии в начале цикла, но отстать на 20 лет к концу цикла. Однако вспомните, какие мощные технологии УЖЕ сейчас созданы во всех областях. К тому же экономика России уже десятилетиями живёт при технологическом отставании на десятилетия. И народ как-то больше волнует, что не во всём жилье в стране проведена канализация и водопровод. А не то, как быстро бегают самые совершенные роботы, которых создали в каком-нибудь институте.
Ну и в заключение ещё раз хочу выразить надежду, что "инновационные параноики" всё же воспримут из данной статьи некую информацию, которая выходит из шаблонов их мышления.
TOP-20 идей 2013 года, которые принесли деньги
Шесть жертв технического прогресса
ООН: роботы станут причиной массовой безработицы
4-я промышленная революция в Давосе
Герман Греф поставил под вопрос сохранение Сбербанка