Всегда надо играть честно, если все козыри у тебя на руках.
О. Уайльд

Российские женщины любят пластику

Они её обожают. Чем больше, тем лучше. Чем раньше, тем лучше. Это национальный женский фетиш. Золотые коронки 21 века. Пластику делают все. Звезды, политики, бизнесвумен, жены банкиров, жены генералов. В общем, элита и те, кто хочет быть на неё похожим. Наш российский глянец кишит этими мумифицированными лицами и телами.
Но пластическая хирургия – это у нас не про красоту, не про сохранение молодости и добавочную сексуальность. Это про статус. Про богатство. Про обеспеченность.
Женщина делает очередную утяжку потому, что хочет показать – она может себе это позволить. Посмотрите на меня: у меня есть деньги. Вот они: на моем лице и в размере груди. Вы не сможете пройти мимо этого факта. Я богатая и обеспеченная женщина.
Этот старомодный образ достатка, когда ты словно цыганка «все свое носишь с собой и на себе», –любимый для многих наших соотечественниц.
Королева, ведь, это когда: шуба, и чтобы до пят и мех натуральный; когда макияж, и чтобы яркий дерзкий; когда много украшений, и чтобы побольше золота и камней; прическа и укладка, которым могла бы позавидовать сама Мария Антуанетта; и платье ближе к тому же гротеску и рококо XVIII века со всеми этими бесконечными рюшами, оборками, кружевами, буфами и драпировками.
Это ведь королева и принцесса, да? Полистайте любой свадебный альбом, найдете пару похожих образов во всех возрастных категориях.
Мимо такой точно не пройдут мимо. Сразу приметят и скажут про себя: «Дорого-богато. Удалась жизнь у неё». А если еще и с пластикой. А если не просто «наскребла на ботокс», а и там накачала, тут утянула, здесь убрала, туда уколола – то это уже вышка. Жизнь удалась на все 100%. Не важно, что ты выглядишь как зомби с незакрывающимися веками и надвигающимися губами, главное, что другие скажут: «У неё много денег. Вон сколько всего наделала себе».
Ради этих «другие скажут» все и это делается. Эта беспорядочная пластика – показатель статуса, чтобы все сразу определили «кто ты и почем ты».
Вот только этот статус вовсе не «Я - богатая, обеспеченная, жизнь удалась». Нет. Это статус: «Я не нищая, я не со сломанной судьбой, я не рабыня». Вся эта пыль в глаза нужна ровно для одного, чтобы никто не рассмотрел под этими слоями макияжа и пластических операций, под этими килограммами золота и бриллиантов, сидящую внутри закомплексованную, ограниченную нищенку. Это всё не про подчеркнуть статус удовлетворенной жизнью и обеспеченной деньгами женщиной – это про перечеркнуть свои нищенские корни.
И это сейчас безоценочно. Это не снобизм и не тыканье пальцем. Это ни в коем случае не обличение. Это просто факт. Исторический. Про всех нас.
Да, это сложно признать, но почти все мы оттуда. Из нищей страны, пережившей за XX век голод и разруху Первой Мировой войны, кровь и страх Революции, волны репрессий, ужасы и миллионы жертв Отечественной войны, разруху и кризис СССР… Поколение за поколением.
Неоткуда у нас взяться этой аристократической классовой уверенности. Этой свободы достатка. Нищета, голод, поломанные судьбы, разруха – вот наше прошлое и вот наш фундамент. Это наш культурный исторический код. Призраки, от которых мы прячемся и стремимся убежать.
Мы ненавидим их и отрицаем их существование. Как только у нас появляется возможность – мы тут же начинаем действовать от противного. Я не бедный – вот моя машина. Я не бедная – вот вам моя шуба. Пластика – это просто очередной способ указать на это.
Я не бедная. Я не нищая. На такое количество пластических операций у нищей просто нет денег. А я могу себе позволить еще и еще. Еще и еще.
Но каждый раз, когда мы видим эти неподвижные от количества утяжек лица, эти тонны декоративной косметики, эти невообразимые нафталиновые прически, эти золотые цепи, камни, рюши, оборки, кружева – мы не должны морщить нос и пренебрежительно произносить: «Какой это страх и ужас». Мы должны понимать этих людей и принимать их.
Ведь мы, как правило, такие же. Возможно, не в столь кричащей форме, но где-то и в чем-то мы – такие же. Нам тоже хочется показать, что мы больше не полуголодная нищая нация, а что-то современное и обеспеченное.
По большому счету, нет никакой разницы между показушной пластикой и показушным кофе из Starbucks. Он ведь тоже, чтобы все вокруг поняли – ты теперь из Москвы, а не из того регионального мухосранска, откуда ты родом. Ты зарабатываешь на этот дорогой кофе. Хотя фактически, ты зарабатываешь только на этот кофе.
В общем, мы в одной лодке. Как бы нам и не хотелось думать, что в разных, но нет. Убогая советская квартира, в котором мы все, за редким исключением родились – это наше общее прошлое. И наш общий незримый призрак.
Но это часть процесса, не более того. Переход от системной нищеты к системному достатку должен сопровождаться подобными перекосами. Мы, конечно, любим понадстраивать над этим банальным и простым объяснением массу конструкций, но их там нет. Еще больше мы любим пуститься в сравнения. Наших и не наших.
Да, наши женщины – это не сытые довольные жизнью европейки, для которых XX век был, хоть и трагичным, но не столь системно безнадежным. Запад прошел все схожие процессы раньше и в менее акцентированной форме. Мы барахтаемся в одном глобальном корыте массового потребления и никому не уйти от его законов. Гипер-реальность в лице Китая – тому доказательство. Там все ровно, как у нас. Только быстрее и более массово. Их женщины так же не понимают, что делать с большими деньгами и скупают по пять одинаковых сумок топ-брендов за раз.
Чтобы этого не было - нужен системный достаток. Когда поколение сытых строит фундамент для будущего поколения еще более сытых. Это то, к чему стремится капитализм. Больше денег – больше потребления. Больше обеспеченных людей – больше товаров, которые они смогут купить. Это главные заветы XXI века. Нам с ними жить и выживать еще долго.
Когда-нибудь наша тяга к показухе, к пластике, за гранью смысла, нарочитому пафосу богатства, которое нужно демонстрировать на каждом углу, уйдет. Все это уступит место спокойному потребительству. Уже не будет важна стоимость шубы, количество утяжек и стоимость украшений потому, что будет еще что-то кроме этого. Общий достойный уровень жизни от поколения к поколению.
Когда-нибудь мы перестанем быть теми, кто пытается всем своим видом показать, что он не нищеброд. Просто потому, что он не будет себя таким чувствовать.
Источник
Научные исследования показывают, что бедные люди нравственнее богатых
Счастье все-таки не зависит от богатства
Ученые выяснили, сколько именно денег нужно для счастья
Кто виноват в бедности россиян
Как купить счастье